Поиск армейских сослуживцев, однополчан. Форум - СОСЛУЖИВЦЫ.

Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход
 
Главная

 


Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Сослуживцы - поиск и общение » КУРИЛКА » Мемуары про службу » Как я один раз новый год встретил (как я встретил 1988 год в КДВО (олбанцкей, мат))
Как я один раз новый год встретил
agdamДата: Среда, 23.02.2011, 09:54 | Сообщение # 1
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Статус: Offline
Отправили меня как-то 31 дикабря с гауптвахты отбывать трудовую повинность на скотобойню.
В ачиридной рас добывать мяско к комендантскому столу.
У капитана Барабанова (беспезды это настоящая фамилия, в каминдатуре КДВО у всех кстате фамилие смешные - начгуб Орбеладзе, помошник коменданта гарнизона - Шестопальцев, и тока у меня была Андреев, что впрочем тоже довольно смешно, если кто видел мой профиль) так вот, у Барабанова приятель владел скотобойней. А Барабанофф был комендантом гарнизона. Военным таким коммендантом.
Он вообще был танкистом до этого, но после того как в Афгане его духи контузили, спокойно на них смотреть не мог, и отказывался на своём танке соблюдать афганские правила дорожного движения. Ну и конечно попадал в аварии постоянно. И афганцы обижались на него. Но виду не показывали, а говорили в глаза ему так - Типа да хуй с ней с этой тоётой, шурави, там всё равно карбиратор сафсам плёхой бил. Спасибо, белый господин, что избавил меня и мою семью от гемороя.
А за спиной, понятное дело, бежали сразу жаловацца. Типа вы, русские, сафсем ахуели, на такнках на рынок ездите тушонкой барыжить через всю парковку.
Но начальство на нарушения ПДД закрывало глаза, а Барабанова перевело подальше от горячей точки после одного смишного случая - повадился мимо их позиции ездить один пикапчик, в кузове которого был установлен миномёт.
Ну и пролетает этот пикапчик на скорости мимо позиции и одну мину кладёт в расположение неостонавливаясь. За день раз пять бывало проскакивает и пуляет.
Подзаебало это всех через недельку, и Барабаноф выкатил свой танчег на передний край, да дорожку-то пристрелял, так что б снаредег ложился перед дорожкой и машинку бы осколками накрывал.
Ну пристрелял, да чай пить пошол. Зелёный, на минералке. В Афгане это одно спасение от жары. И спирт им бодяжить зачотно. Кто воевал - знает. Ну попил он чаю, вернулся в машинку и давай этих миномётчикофф дожидацца.
Глядит - едут, миномёт налаживают. Ну подъехали они к расчотной точке, он по ним осколочным то и въебал. Глядит - нет никаго на дороге. Думает такой - нунихуяссе, не померещилось ли мне с чаю, не по миражули я хуякнул сейчас? Пошли зырить на дорогу, чо там и как, к тому ж на пушечный выстрел начальство сбежалось.
Дошли до дороги - смотрят, гайки какие то валяюца и номер покорёженный. Осколками так понятно машину аннигилировать не могло (всё таки японские пикапы достаточно крепкие машины, это вам не жыгули и не масквич, которые от одной ударной волны в пыль ржавую могут рассыпацца) , начали выяснять - чо за хуйня?
Выяснили - пока Барабаноф пил чай, ево миханек-вадитель залез в машину, откатил её на несколько метров назад, достал из под неё какую-то забытую им хуйню, а потом поставил танчег на место. Ну приблизительно на место, ошибся то он всего на пару сантиметроф. Но в нужную для нас сторону. Паэтому пикапчиков-миномётчиков не осколками посекло, а буквально разорвало нахуй со смеху от прямого попадания.
Казалось бы давай теперь Барабанову медаль за отвагу и значок ворошиловскей стрелог, так ведь нет - афганцы прочухали, что от миномётчикоф из улик остался оден номерной знак да десяток болтикоф с гайками и пришли опять жаловацца - дескать брат барашка на рынок вёз, а вы,гяуры, из танчега по нему стреляете.
Ну и што б замять историю, (она к новому году отношения не имеет, но поучительна для владельцев танков и будущих воинов-интернацианолистов) перевели Барабанофа к нам в КДВО. Комендантом военного гарнизона города Комсомольск-на-Амуре. Город трипера и солдат его ещо назвают. Ну кто знает, что такое солдаты и трипер, то есть те, кто знает жызнь, тот паймёт.
Танка Барабанову на новом месте не дали, ясен перец, а дали УАЗег и пестик. Но он и с УАЗегом был грозен, как Вельзевул, и поэтому, когда он отправил меня работать на скотобойню к своему приятелю Сашке я выйобывацца не стал. Ну их, нафик этих афганцев.
К тому же я всё равно формально был арестованный, а по званию так вообще - рядовой. Чо уш там говорить, хотел бы выебнуца и то не смог бы. Хотя выебнуцо очень хател. Да меня и редко посылали на работы. А работа на скотобойне вообще курортом щиталась, ну и ездили мы туда без конвоя конешно, хоть и числились арестованными, но я служил там писарем, Борода моим помощником, а Вася вообще водилой военного прокурора. Так Родина-мать распорядилась, я не при делах.
Ну и приехал Сашка за мной и ещё двумя губарями, один Борода, а другой Вася-хохол. А хуле делать ему ещо - все штатные бойцы ( это у работников скотобойни название такое) уже пьяные, новый год встречают и хуй ты их чем заманишь на работу. А свиньи то здохнут до послепраздникоф. Патамушто послепраздникоф это пиздец как долго в России бывает. У нас то и простой празднек минимум три дня, а уж новый год, это полюбасу минимум две недели. Да что там празднеки - у нас и выходные уже давно вместе с пятницей и понидельником считаюца.
Приехал значит он за нами на копейке с дырявыми камерами, и мы всю дорогу останавливались их подкачивать. А на дальневосточном морозе достаточно хуёво подкачивать камеры. Прямо скажем - ахуеешь их подкачевать на морозе. Зато согреваешься достаточно быстро. К обеду до скотобойни мы всё же добрались.
Сашка уехал камеры вулканизировать на автобазу, а нас попросил не шалить и забить партию свинок.
Патамушта дохуя заказов. Народ типа решил гульнуть и отожраццо свининкой. Ну а свиновладельцы конечно хотели обогатица на народном празднеке и привезли своих хрюшек. Пидарасы они все кстате - откармливали прямо перед здачей свиней перловой крупой, для весу. Кило ведь перлофки полюбасу дишевле кила свинины.
Ну нам то похуй эти барыжные заморочки, наше дело солдатское, военное - по колено в кровище да дерьмище. Ну и в полуперевареной перловке естественно. Наше дело кабанчиков забивать.
А свинок забивают так - Вася-хохол отбивает, пользуясь генетической памятью, одну свинью от стада, и загоняет в забойник - это загончик три на два метра. А я там уже свинку поджидаю с электрическим гарпуном таким. Борода поливает хрюшку водой из ведра для лудшего контакту (учите физику, кто не ф теме), а я тыкаю свинку гарпуном за ухо и включаю кнопку, и из гарпуна иббошит хуй знает скока келовольт. Потом меняемс местами, ну то есть Я с Бородой меняюсь местами, а не со свинками. Убивать же всем интересно было. То есть, развлекаемся по полной.
Забитую хрюшу цепляем за задние лапки к крюку и вешаем на потолочную рельсину. Атрезаем ей нахуй голову и сливаем кровь в заботливо подставленное ведёрко. Патом отрезаем голяшки, вспарываем брюшко, и вытаскиваем ливер. После этого тушку нужно опалить. А потом развалить пилой на две полутуши. Типа резня бензопилой в Лас-Вегасе, иле где у них там это национальный вид спорта. И собственно фсё. Кровь к этому времени в ведре уже сворачиваецца и превращаеца в подобие пудинга, как мы, русские, это понимаем. Кровь потом жарицца на нутряном сале и вот такой жареной кровью мы и зафтракли и обедали и ужинали.
Ва первых патамушта мясо для работников Сашка жопил, а во-вторых мы этого мяса всё-равно напиздили и наелись уже до тошноты. А кровь как-то не надоедала. У нас на первое обычно был суп из пятачкоф, а на фторое кровь с луком. Так и жыли. Без вотки.
Но зато со шмалью. Патамушта росла она там в каких то диких количествах, если знать где. В натруальном виде шмаль была беспонтовая, но вот как манага или каша пёрла очень даже неплохо. Собственно её мы в кровь и добавляли, и жрали по этому её три раза в день. Ну и консперацыя опять же - хуй же кто догадаицца, что кровь не простая, а волшебная.
А тут Борода где то раздобыл Ярослава Гашека. А хуле - празднек же. Деваццо некуда - пыхнули, после ланча бля. Без Васи-Хохла, потому что он и так дурачок был. В смысле у него случай был более тяжолый чем у нас. И пошли головы палить. Свинячьи туши нужно тоже от щетины опаливать, что б домохозяйки из них потом могли бы холодцу наварить.
Правда это довольно муторное занятие, и к тому же морально неподготовленная домохозяйка обычно начинает бицца в истерике, если ей принести свинячью голову и с видом неибаццо добытчика небрежно так сказать - это тебе на холодец, милая. У меня жена третья из дома убегала даже при виде поросячьей головы, но это наверное потому, что была она еврейкой и свиней не любила в принципе. Типа память предкоф вопила в её крови и пепел Клааса стучал ей в груть. Приходилось отдавать рабочим на стройку, где не отягощённые предрассудками молдованки проворно мастерили из этих голоф знатный холодец.
Тем не менее в Комсомольске, несмотря на близость Биробиджана спрос на свинину в целом и на свинные головы в частности был, и нам приходилось опаливать их газовыми горелками и шкрябать ножиком. Типа бритьё, только вместо пенки огонь.
И вот сидим мы обкуренные, ужратые кровью на каше как три демона зла, как три мушкетёра и как три тополя на Плющихе. В руках у нас газовые горелки гудят и ножики сверкают, перед нами лежат свинячьи головы и мы их поливаем жарким пламенем как фошизды-огемётчеки защитнекоф бресткой крепости. И нам нравицца это дело. Причом настолько, што у голов уже зубы тлеют и они улыбаюца нам какими-то зловещими, мистическими улыбками. Чиста фреддикрюгеры.
Но нету осчусчения празднека у нас нихуя. Несмотря на то что раскумаренные до апизденения. Всюду кровь, труппы свиней, перед нами догорают поросячьи головы. Мы в какой то синей хуйне типа камбенезончекоф. Камбенезончеки в кровище опять же. Срамота и ощущение безысходности сплошное.
И подумали мы, что неправильно это - новый год и без спиртного. Не по русски это. Вообще не почеловечески. Мы ж не ваххабиты и прочие воины Ислама, что б наркотегами обходица.
Мы воины Совецкой Армии (это Борода и Вася-хохол, я то за МВД числелся). Мы не могём без спиртного, тем паче две трети нашего маленького, но дружного коллектива отбывало наказание именно за его потребление (это опять же эти двое, меня то засадили за занятия спортом после отбоя. Просто дежурный по нашей части майор Трунов оказался ретким педорасом, и припомнил мне все мои самоволки во время нашей совместной командеровки на Сахалин, куда я ездил стрелять из гранатомётика, и отомстил мне таким образом - засадив под ноябрьские празднике на губу. И никто в часте не ожидал, что я там отсижу до Нового Года, а в гобщей сложности четыре месяца, да я м сам охуел, если честно).
Что делает солдат, если у него нет вотки - правильно, идёт её добывать. Зная, что за продажу мяса нам спасибо не скажут, было решено торговать головами. Потому что свинячья голова, это беспезды охуенно нужная вещь и безусловно украшение новогоднего стола. Да и вообще любого стола. Я кстате невиноват, что эта история под новый год случилась. Судьба бля.
Жребий мы решили не бросать. Поступили па мужски - мы взял в ручонке по свинной башке и пошли каждый в сваю сторону.
Мне выпало в сторону посёлка. Собственно всем выпало в сторону посёлка, потому что мы ж хоть и укуренные, но не идиоты же в тайгу с поросячей головой наперевес переть. Это я для пущего эффекту и приданию рассказу эпичности так спезданул. Красного словца ради. Ну писатели и паэты меня паймут, а остальные мне не то что бы пахуйу, а просто если не шарят в вопросе, пусть учаца приёмам высокой летературы и не пездят.
Первый шол Борода. Красиво так шол. Он свою кличку получил за невидонной монументальности подбородок, и вот он шол, гордо и упрямо выкатив свой подбородок по заснеженной дороге, прижав к груди свинячью башку и говорил нам, что менять надо не меньше чем на две бутылки вотки, или бутылку спирта. Знаем-знаем, отвечали мы ему.
Второй шол Вася-хохол, который в силу национальных причин тащил подмышками две головы, на манер арбузоф. Вася ничего неговорил, а только пыхтел.
Третьим шол я. Ну как шол. Я их всё время догонял. Я варежки забыл, а без варежек тащить поросячью башку на дальневосточном морозе очень холодно.
Паэтому я одну руку отогревал за пазухой, а второй прижимал к впалой груди эту башку. Я кричал вдогонку товарищам, что б пра сигареты незабывали. Патаму что выпить и не покурить, это как посрать без сигареты - волюнтаризьм.
В пасёлке мы наконе то разбрелись па сторонам. Борода шол по левой стороне улицы, Хохол па правой, а я па центру пездую..
Ну и как-то разбрелись мы в итоге по этому пасёлку, паэтому о событиях этого вечера рассказывали друг-другу уже потом.
А уже как-то смеркалось. И иллюменация в пасёлке достаточно хуйовая кстате. Это вам бля не Тверская и не Литейный нихуя. Это бля дальней Восток. там и в городах со светом неособенно. Народ больше привык полагацца на луну и звёзды. Суровый край, и привычке у народа суровые.
Это кстате нихуя не для красного словца - это Хохол на своей шкуре испытал, когда впёрся к какому-то кулаку в дом, с двумя свежесрубленными бошками. Странно, что сам Хохол, по идее кулацкий подпевала, не нашол общего языка с себе подобными.
Падробностей я не знаю, история, в лице Васи-хохла о них умолчала, но разбитый нос говорил сам за себя. Головы правда отдали и он от греха подальше вернулся на скотобойню, где стал ждать, когда мы принесём ему всяких нештяков в виде вотки.
Борода тоже нихуя не намутил. Бошку выкинул нахуй, справедливо рассудив, что нехуй её тащить задарма обратно три келометра. И вернулся без башки, водки, но и без пиздюлей. Самый продуманный. Хотя по-настоящему продуманный в эту хуйню и ввязываться не стал бы.
А вот я дошол до двухэтажного здания барачного типа и решительно вломился туда.
Ну канешна по дороге в пасёлок я ресовал сибе в ваабражении, как буду расхваливать свой товар, разложив его на свеженакрахмаленном рушнике, украшенном малоросийской вышевкой. Воображал, как меня обступит толпа селян, диких, туповатых и не познавших прелестей сетевого маркетинга. И как я, весь такой цынично-снисходительно улыбающийся ослепительной голевудской улыбкой буду объяснять им все выгоды ченьжа мёртвой головы на две бутылке вотки.
Да и кто из нас не попадал в плен своих фантазий, поржденных единственно жыланием объебать ближнего своего. С другой стороны я ведь продовал не от мёртвого осла уши, а реально менял целую, свежую, настоящую свинную голову всего на две бутылке вотки. А почему бы и нет. Ведь новый год, чюдеса случаюца.
Так вот неверьте, чюдес не бывает.
Хуй кто у вас сменят пятикелограмовую голову мёртвой свиньи, красная цена которой сорок копеек за кило, на две бутылке беленькой по читыре рубля девяносто копеек, не считая наценки за третий пояс. Даже з голоду будут люди подыхать, даже если новый год наступит чирез каких то жалких шесть часов.
Можете попробовать сами, если не верите специалисту, схавашего и выблевовшего эту шнягу в страшное совецкое время.
Это мёртворожденный бизнес.
Но выпить дадут.
Опять же потому что дикие и некультурные люди, удалённые от благ цевилезации, лишонные единственного развлечения - телевизора (а вот не ловит нихуя там телиприёмник, хоть обоссысь).
Явление кросавчего в кроваво-синем комбезе, в кроваво-зелёной телогрейке, с кроваво-кроваваой башкой под мышкой и для людей не лешонных телевизора и прочих развлечений, согласитесь, нетревеальное событие. Обычно такие случаи запоминают на всю жизнь, а особо чювствительные натуры потом ещо долго лечаца от заикания. А тут из массмедийных источников тока радиоточка. Ну ещо грампластинке с бонимэ и аббой, и магнитафон с модернтокингом. Ну на гетаре ещо споют "всё отболит и мудрый говорит". И пезда -вот и все розвлечения.
Согласитесь, что это хуйня, по сравнению с торговцем мёртвыми голодами. Причом обкуренным торговцем.
Сказать, что моё появление произвело впечатление не сказать ничего. Это был фуррор.
Дети, бегавшее в колидоре этого малосемейного, как выяснилось позже, общежития, побросали свои дураццкие прятки-салочки и с чюдовищным визгом и криками - "Бля, убевают" сдристнули как тараканы по своим комнатёнками под мамкины юбки.
Народ конешно заинтересовался, чо за хуйня происходит, и почему выпизженные из комнат спиногрызы снова шараёбяца под ногами и мешают мамашам готовица к празднегу, а папашам провожать старый год. И вышле посматреть, а в чом собственно дело. Или иными словами - чозахуйняблятворицца?
Восемь комнат на этаже, это дохуя народу, я вам скажу.
Это бля шешнадцать комнат на весь дом, где как минимум в каждой комнате мама, папа и их пиздёныш. Плюс гости канешна.
И все бегут на меня смотреть (а посмотреть было на что, я выше говорил уже). Чювстую себя как цырк шапито на выезде, типа если щаз не исполню коронный номер - закидывание памидорами мне за радость покажеца. (кстате в ростовской областе не говорят "помидоры", брезгуют. Там говорят "томаты". С сильным таким оканьем. Причом так томно-небрежно - "я на завтрак томаты сготовила, с синенькими." И ты сразу так думаешь - бля, колхоз. Хотя эти тОматы с синенькими для тебя зготовили. Натура такая подлая чиловеческая. Люди для тебя стараюца, готовят тОматы, а ты над ними же глумишься потом. Но изжить в себе это невозможно. Пока по еблу не дадут).
И я такой кричу набегающим - А вот, бля, с новым годом!
И тут все охуели немного конешна, от нестандартного такого хода. Патамушта от меня можно было ожидать чо угодно, ну если по одёжке встречать, но тока не этих слов.
А я с перепугу дальше начинаю тараторить - командование краснознамённого дальневосточного военного округа и я лично поздравляем жителей пасёлка вместе взятых и каждого в отдельности с наступающим новым годом и желаем вам счастья, любви и здоровья. (я проста постоянно дедов марозов изображал в школе, и вообще попездеть на людях любил, а тут и новый год, и куча линчевателей)
Толпа от меня аж отхлынула. И тут такой голос с задних рядоф - бля, Ваня, да ты ахуел!
Вглядываюсь, и вижу знакомое лецо нашего одного бойца-забойщека. Прекольный парень Димка Седой. Мы с ним достаточно часто общались. Садимся, после кровавых будней перекуривать, и он мне, вэвэшнику говорит обычно такой - ну, расскажика мне, дважды судимому, какие вы менты хорошие. (я ему всегда говорил, что есть плохие менты, а есть хорошие, а себя я вообще ментом не щетал кстате, но Димка только смеялся до утробного кашля пачиму то, хлопал себя по каленке, как бы приглашая окружающих разделить его веселье, и окружающие, падлы, его веселье пачиму то разделяли).
Баста, думаю, карапузики, кончилися танцы. Думаю, в каво б башкой свинной сначала запулить, а кого потом хоть соплями измазать. Жывым, думаю, хуй возьмёте.
А Димка лезет ко мне по головам в узком коледорчике и орёт - да это наш пацан со скотобойни бля!
Ну думаю, пронесло. "Наш", да ещё "пацан", да ещё со "скотобойни" - это пездец как авторитетно звучит, и много чего объяснеет. Может я в гости пришол с работы. А Димка дальше орёт - ты нахуя голову спиздил? ты хуле на работе делаешь? пачему не на гауптвахте? пачиму трезвый?
А я такой осмелел, говорю ему- а не дохуя вопросов то? дай закурить, морда небритая, а голову на тебе в падарок.
И глазом ему так моргаю - типа не пали, что я вэвэшник то.
Тут надо особо отметить, что вэвэшников мало кто любит, кроме самих вэвэшникоф и их родителей. Особенно на дальнем востоке, где большинство с судимостью. А москвичей вообще нигде не любят. И чем дальше от Москвы, тем сильнее не любят. А я бля, как хэд-энд-шолдерс - сразу два бля в одном.
И сильно опасаюсь, что если народ подробности эти узнает, то у них банальная встреча нового года выльеца в бразильский карнавал, весёлый и зажигательный. И зажигать на этом карнавале будут меня. Но, что опять же характерно, неприязненно к москвичам тока поцоны относяца, деффки же наоборот, начинают томно дышать, ходить мимо тебя, задевая грудью, и вообще ведут себя недвусмысленно. Может быть это и есть корень зла, не знаю. Я не социолого вам. Да и похуй мне, если честно.
А Димке не до моих морганий - он кругами вокруг меня ходит и ржот вприсядку. Ну и селяне вслед за ним заулыбались - дескать экий ты нелепый паря, в этот новогодний вечер с мёртвой головой жывотного в обветренных до ципок ручонках.
И как-то решительно и беспрекословно мне уже стакан наливают, зовут в какую-то комнату, где Димка сам гость, но уже с хозяйскими замашками и распрашивают, как там дела на скотобойне.
Я Димке говорю, да хуле там за один день произойдёт, заебись всё. Сашка как съебал в обед - так до сих пор камеру вулканезирует где-то. Борода с Васей где то рядом, головами приторговывают. А сам чювствую - поплыл в тепле, да от водки, да на старые шышки. В школу одназначно нипападаю. А если попаду, то меня нахуй с гауптвахты обратно в часть выгонят. Это я по молодости канешно так думал, щаз то я понимаю, что всем глубоко всё похуй было, новый год то у всех был, а тогда всё рвался позвонить на губу, передать, что ночевать сегодня не приду. Хорошо в пасёлке тилифон только на почте был, а почто закрыта уже была, а пешком бы я никуда бы не дошол бы.
А потом думаю - а хуле мне действительно сделают? Служу и так в жопе человечества, формальна сижу на губе - меня покарать даже уже нереально. Ну тока если расстрелять иле шпицрутенами отпиздошить. А, думаю, ебись оно всё конём - в части меня не хватяцо, на гауптвахте тем более, вечернюю поверку по вчерашним спискам проведут, не маленькие (в маи обязанности входило составлять списки арестантов), Сашка перед Барабановым отмажет, а то ему ж первому достанецо, и хуй он больше получит безплатных рабочих, Борода с Васей небось уже бухие валяюца и парным мясом закусывают.
Хуле я попрусь куда-то по холодку-то? Тут, понимаешь, водка и бабы, там сослуживцы и бап нет. Ну и жребий был брошен, и Рубикон перейдён, и пил я вино их, и вкушал явства их и возлёг с жонами их. Ну про возлёг с жонами я опять же спизднул гиперболы ради, потому что ебацца там было тупо негде.
А хуле вы хотели в малосемейном общежытии? И на улице в сугробе не поебёшся, потому что там минус тридцать, считаеца что ещё тепло, но я подозреваю, што при такой температуре там тока эвенки с чукчами ибуцца. А хуле им, натёрся жиром и скользи друг по дружке. Мне кажицца бодимассаж от этих эскемософ и пошол. Кстате эскимоске я б вдул. ну Отмыл бы конешно от жира и вдул бы.
Вот такой новый год у меня был. Запомнился чего-то.
А утром кстате всё было заебись - Борода с Васей просидели как дураки на скотобойне, Сашка ненашол дуракоф ему резину вулканизировать и уехал в город, Барабаноф про нас просто забыл до послепраздникоф, а на губе и не хватился никто - а хуле, пацаны по приказу начальства где-то службу несут, понимать надо.
 
Сослуживцы - поиск и общение » КУРИЛКА » Мемуары про службу » Как я один раз новый год встретил (как я встретил 1988 год в КДВО (олбанцкей, мат))
Страница 1 из 11
Поиск:

Сослуживцы.ру © 2008-2018
Поиск Армейских друзей, сослуживцев и однополчан.
Все права на материалы используемые на сайте принадлежат их авторам.
При использовании информации, полученной с нашего сайта, активная ссылка на www.soslujivzi.ru обязательна.